• Announcements

    • Snash

      Набор в рекруты Википедии   07/24/2017

      Господа сотрудники, игроки. В последнее время у нас наблюдается недонабор викиделов. Проведем набор вместе с Мистером Догги, Штербеном и Беарлейком. Все что требуется от игрока или сотрудника записано вот здесь : https://infinity.so/index.php?/topic/12-%D0%B2%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%B8%D1%8F-%D0%B4%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D1%86/ Над чем мы сейчас работаем? А работаем мы над руководствами по бею. Как сказал мне Мистер Догги - сделано 50%, но для того, чтобы закончить к лету хотя бы эту часть, нужно побольше людей. Если есть желание, пишите в личку в дискорде мне, Штербену, Мистру Догги или Беарлейку, если меня нету на месте. И давайте наконец-то закочним этот Бей. Набор будет идти с 25.07.2017 по 1.08.2017 года, имейте в виду

Kotov Syndrome

Старший Редактор Wiki
  • Content count

    448
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    7

Community Reputation

100 Высший разум

2 Followers

About Kotov Syndrome

  • Rank
    Слишком токсичен для общения. Слишком добр для вражды.

Personal Information

  • byond-nick
    MrDogy

Recent Profile Visitors

1,298 profile views

Single Status Update

See all updates by Kotov Syndrome

  1. Источником является моя больная фантазия, раунд на станции, а также мои потуги в писателя. Они ужасны.

    Я прибыл на эту станцию уже ближе к ночи, хотя понять это можно было лишь взглянув в ПДА или в ноутбук. Меня окружал лишь холодный космос, в котором нет чёткого деления на день и ночь, в нём вообще нет понятия о земном дневном цикле. Мы же продолжаем цепляться за него.
    Сказать, что станция меня смутила-ничего не сказать. Начать можно было с того, что интеркомы не возвестили о моём прибытии, что, очевидно, указывало на то, что они сломаны. Вот сразу и работа...
    Лампочки в коридорах кое-где были разбиты, а те, что остались практически не давали света, видимо автоматика или бортовой ИИ снизили количество выделяемой на свет энергии. Вот и ещё один пункт к работам, поважнее предыдущего, разобраться с подачей энергии.
    Но и было что-то в этой мрачной тишине, которую нарушал лиш стук моих шагов, что-то пугающее, что-то нечеловеческое, что-то, что заставляло пугливо озираться по сторонам, пристально вглядываться в теснящиеся по углам тени, пытаясь понять, куст ли это расположен в самой тёмной части коридора, или же это нечто иное, что-то, что таит в себе противоестественную, таинственную опасность.
    Я продвигался всё дальше и дальше по серому коридору, пока не понял, что не вижу дальше своего носа. Пришлось включить в ПДА фонарик и освещать его экраном дорогу, дабы хотя бы понимать куда я иду. Видимо в этом коридоре либо выбило абсолютно все лампочки, либо энергия кончилась раньше чем в прибытии.
    Мне нужно было зайти на мостик, там мне нужно было сделать сразу несколько вещей, например проверить состояние суперматерии, попробовать связаться с командованием через интерком...да много чего. Подходя к шлюзу, ведущему на мостик, я уже было потянулся к лому, что висел на поясе, так как был абсолютно уверен, что двери обесточены. Остановившись перед выкрашенным в синию краску шлюзом я хотел проверить свою догадку как понял, что я слышу чужие шаги. Их было сложно перепутать с моими-они былее более размеренными, более лёгкими, более неторопливыми, более уверенными, да и обувь, судя по звуку, была полегче моих сапогов, больше напоминала кеды.
    Через мгновение из темноты вынурнул и силуэт обладательницы шагов, а затем появилась и она сама. Первое, что в ней привлекало внимание, это глаза-строгие, холодные, безжизненные, оценивающие голубые глаза.
    "Добрый день"-инстинктивно сказал я, даже не задумываясь над этими словами и не вкладывая в них какой-либо смысл, больше из вежливости и попытки завязать разговор, нежели считая день действительно добрым.
    Я чуть отвернулся в сторону, кашянув-отказы лечить лёгкую простуду давали о себе знать периодическим лёгким кашлем. Мне он совсем не мешал и с каждым днём становился всё слабже, в результате чего я к нему и привык и совсем перестал его замечать.
    "Заболели?"-голос у девушки был под стать глазам, такой же равнодушный и холодный. Нижнюю часть её лица закрывала белая стерильная маска, верхнюю же не давала рассмотреть чёрная хирургическая шапка, под которой были спрятаны волосы, и лишь небольшая чёрная прядь выбивалась из под ткани. На ней был надет был надет балахон, что носят хирурги во время операций, цветом такой же, как шапка и волосы. Вокруг шеи был обвязан красный шарф, несколько выбивавшийся из всего этого и образа. На ней был синий халат из тех, что обычно носят Старшие Медицинские Офицеры.
    Не успел я ни посмотреть на карточку этой дамы, ни ответить на её вопрос, как тут же был оглушён ударом в печень. Я согнулся от внезапной боли, пока у девушки в руках не появилась бутылочка с какой-то жидкостью, а также наполняемый ею шприц. Пальцы в белых перчатках обхватили мою руку, в то время как она со всей силы вонзила шприц в мою руку, мгновенно вколов мне всё его содержимое и также быстро вынув иглу.
    Я вскрикнул, встав на колени и попытавшись поднять взгляд вверх, однако через мгновение меня внезапно замутило, мне стало плохо, а из желудка просился наружу недавний ужин. Меня вырвало, после чего я попробовал отвернуться от смердящей на полу жижи, однако внезапно почувствовал жуткую боль в животе, которая заставила меня упасть на четвереньки и закричать.
    Я почувствовал, как мой нагрудный карман облегчился, а затем оттуда с металическим лязгом что-то выпало, ударившись об пол. Мне снова стало плохо, к горлу снова подкатил тошнотворный ком.
    Я прикрыл глаза, пытаясь собраться с мыслями, но не смог думать ни о чём кроме боли. Снова извергнув содержимое желудка на пол, я услышал щелчок зажигания своей родной Зиппо, бережно хранимой мной в нагрудном кармане.
    Уже краем уха я услышал всё те же спокойные уверенные шаги и всё тот же холодный голос:
    "Как полегчает, приходите в медбей, залатаем печень."
    Не в силах дальше терпеть боль и отвратительный смрад рвоты я потерял сознание.